Из жизни одного мужчины

Для любителей искать фрейдистское или в таком духе сразу оговорюсь — история не про меня, хотя, те, кто меня знают, увидят несколько моментов, очень странно похожих на фрагменты из моей жизни, я именно поэтому эту историю и собрался рассказать, из-за того, что она меня поддела некоторыми совпадениями.

Вторая оговорка — история совершенно реальная и я свидетельствую её честность, т.к. человек этот у меня “на глазах” много лет, он был и остается моим клиентом.

Третья оговорка — главный герой разрешил мне её рассказать, но без имен и описания местностей, кроме, разумеется, Москвы.

Итак, жил-был мужчина за тридцать, после развода. На дворе стояло начало двухтысячных.

Тот развод был тяжелым, с дележом имущества, причем, жена Наталья (назовем её так) до последнего скрывала, что, выйдя замуж за Василия (назовем его так) и попав таким образом из маленького городка в мегаполис, она не оставляла попыток найти более выгодную партию и таки её нашла в лице начальника службы безопасности одного банка. Очень “предприимчивая” женщина.

Итак, найдя себе богатого любовника, Наталья сначала истериками и всяким другим женским давлением уговорила Василия на то, что бы он сделал ей постоянную регистрацию в основной квартире и оформил на нее вторую под предлогом “я чувствую себя тут приживалкой, это не честно, я столько сделала, я должна ощущать, что меня завтра как собачку не выкинут на улицу”.

И, уйдя, отжала у него ту вторую квартиру и половину первой, заставив отдать эту половину деньгами, полностью опустошив таким образом все счета и сбережения.

Такое в мегаполисах не редкость, будем справедливы, на людей (не важно какого пола), тоскующих по теплому домашнему очагу идет охота таких акул. Но вернемся к истории…

И вот, впав в глубокую депрессию, ощущая себя и униженным подлостью со стороны человека которому доверял, и ограбленным, и получив полный набор страхов и комплексов по отношению к самому институту семьи, частенько звоня мне от отчаянья и тоски даже по ночам, он все же воспрял немного духом и стал тихонько делать свой маленький бизнес и даже делал себе небольшие подарки, в виде поездок по Золотому кольцу.

И вот, однажды, возвращаясь из такой поездки, на Курском вокзале он случайно видит проститутку, которая за 50 рублей делала в машинах минет на Садовом кольце. Назовем её Лерой.

Я её знал хорошо и много лет — она была с Украины, из депрессивного шахтерского городка, очень милой на вид, и, очень порядочной. Я подчеркиваю — у женщины и правда хорошие человеческие качества, она не подлая, ни разу не обманула никого, никогда не проявляла неблагодарности, была очень отзывчивой и помогала нуждающимся, хорошей хозяйкой.

Я понимаю, что у читателя это вызовет сомнения, в виду малого опыта общения с проститутками, но, т.к. у меня среди этой профессии тоже хватало клиенток, и информации у меня все же побольше, свидетельствую, что эта профессия излишне окрашена в пренебрежительно-презрительные тоне, хотя на самом деле, она весьма опасна и трудна, и хоть и грязнит душу и тело, но, на самом деле, девочки в детстве о такой профессии вовсе не мечтают, и, как правило, это очень вынужденный выбор. Есть прирожденные бляди, разумеется, но, как правило, это временная профессия и женщины вовсе не обязательно становятся сволочами — рискну предположить, что процент подлецов среди проституток такой же, как и среди, скажем, педиатров.

Какой порыв был у него в душе я так и не дознался, да и тогда в те дни мы мало стали общаться и начальный период драмы я не застал, но главное вот в чем — он её вытащил с вокзала, вылечил от начинающегося алкоголизма, поселил в своей квартире, а, узнав, что у нее есть дочь 6-ти лет, которая, что бы не видеть чем мама занимается жила с нанятой няней, забрал ребенка и выделил девочке комнату под детскую. Все это за несколько месяцев.

Шли годы, он устроил ребенка в школу и из-за того, что мать была неграмотной сам делал с девочкой уроки, ходил на родительские собрания, учил кататься на лыжах, в общем, к моему удивлению, стал хорошим папой, привязавшись к ребенку всей душой.

Что делала Лера? А Лера все равно “работала”, т.е. она сначала под благовидными предлогами, а потому уже не скрываясь, ездила к клиентам, которых она теперь не на Садовом находила, а по интернету. Почему Василий не пресекал? А не смог он ничего сделать за эти годы — Лера все равно ничего другого не умела, да и боялась чему то другому учиться, т.к. проституция была ей хорошо знакома, а рисковать пробовать другую профессию, хотя бы даже и администратора в салоне красоты, она не была уверена, что это надежно, её пугало, что свалившееся счастье в виде бесплатной квартиры и бесплатной няньки-учителя вдруг исчезнет и по своему страховалась в виде растущего числа клиентов.

И не взирая ни на какие старания Василия, Лера отказывалась учиться чему то и продолжала работать как умела, сначала убегая из дома, а потом уже, когда Василий рукой махнул и почти открыто. Единственное условие эта странная семья установила — что бы ни соседи, ни члены семьи и, тем более, ребенок ни о чем не догадались.

У девочки был родной отец, но назвать ублюдка отцом я вот не хочу — это было животное, которое избивало жену и даже ребенка, именно из-за его избиений и преследований Лера с дочкой сбежала в дальние края, там где больше людей и где легче спрятаться, что бы он не нашел.

Шли годы, и Лера скучала по маме, по брату, по племяннице, оставшихся в том городке. Она иногда приезжала туда, но привезти ребенка не могла — на пересечение границы нужно разрешение отца. Кроме того, гражданство ребенку получать тоже надо было с разрешения второго родителя.

И Лера решилась на встречу в ублюдком. Она никогда не рассказывала, что именно на встрече было, но явно не просто. Итогом переговоров было то, что под обещание никогда не причинять ребенку вреда отец не будет препятствовать ребенку получить гражданство и пересекать границу, но летние каникулы ребенок будет проводить у него в деревне.

Начались хлопоты по получению российского гражданства, которое тогда после подачи документов занимало несколько лет.Жизнь шла своим чередом, за исключением того, что, приезжая с летних каникул, ребенок будто подменивался злыми ведьмами — уезжала нормальная растущая веселая девочка, а возвращался чертенок, то с кучей бородавок на руках, которые потом сводили много лет, то с рваной губой и так далее, с блядскими манерами. И всегда очень тяжело входила в нормальный ритм и учебный год и с трудом вспоминала умение себя вести с достоинством.

Когда семью настиг вихрь пубертатного периода начался кошмар — меня пытались привлечь, но с детьми я никогда не работал, тут нужны особые навыки и интуиция и я отказался. Ребенка корёжило очень сильно и вылилось для неё всё это в очень простую для подростка дилему:

  1. в Москве надо занудно учиться, надо приходить вовремя, нельзя приглашать к себе кого хочешь, нельзя курить травку, мешают заниматься сексом, нельзя ходить на концерты и в клубы, нельзя садиться в чужие машины;
  2. в деревне у папы можно ВСЕ.

Вывод ребенок сделал совершенно логичный для её возраста и развития — виноват и мешает ей жить Василий. А вот папу она давно простила (папа же), к тому же папа не запрещает делать то, что хочется. Возникла глубокая ненависть к Василию.

Добавлю немаловажное — скрывать от ребенка род занятий Леры становилось все трудней, и это приводило к серьезным столкновениям странной пары, т.к. Лера предпочитала закрывать глаза на возможность того, что ребенок может догадаться — как всегда работало обывательское “но ведь до сих пор же не догадалась!”…

А что делала Лера с отчуждением ребенка от Василия? А ничего — ненависть направлена была не на нее, да и мы не знаем, каково было детство самой Леры, и что для нее было приемлемым для дочери, а что нет. Она только для виду говорила ребенку “ну что ты, как ты можешь такое говорить”, но это было довольно фальшиво и ребенок эту фальшь улавливал и легко интерпретировал в вариант скрытой поддержки “ну понятно, что мама при Ваське не может по другому говорить”.

Прошли годы и в 16 лет, дождавшись удобного повода со стороны Василия “нет, нельзя ехать с этой компанией на Новый год в подмосковный санаторий” ребенок просто сел на поезд и уехала к папе, где второго января попала в больницу с тяжелой алкогольной интоксикацией.

Возвратившись, после этого угара обратно, ребенок быстро нашла себе очень богатого жениха, как вы можете догадаться с немалой разницей в возрасте и вышла замуж в 17 лет, забеременела, родила ребенка и маму мигом переселила в другую квартиру, в виду того, что у нее теперь были доступны изрядные финансовые ресурсы.

Так Василий, вложив годы в семью, оказался ни с чем — ни женщины, которую он спас и приютил, ни ребенка, которого он полюбил и в которого вложил столько сил.

А вчера вечером, 22 апреля 2016 года он позвонил мне и тяжелым голосом сказал, что у него был разговор с ребенком, где она спокойным голосом рассказала, что она всегда интуитивно его ненавидела и он виновен в том, что не добился того, что мама не перестала быть проституткой. И прокляла его.

Вот такая грустная быль, которая, наверняка у кого-то вызовет возмущение, у кого-то сочувствие, а кто-то назначит себя арбитром, а кто-то, как очень распространено среди мужчин, сделает вывод “никогда не бери женщину с ребенком — это будет чудо, если ребенок признает тебя папой, а чудо почти недостижимо”.

Я не осуждаю Василия и вас прошу этого не делать — он хороший человек, порядочный, работящий, совершенно не подкаблучник, но жизнь кучерявая штука, выворачивается иногда похлеще ленты Мёбиуса.

2 thoughts on “Из жизни одного мужчины

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.