Я среднее поколение

Я помню поколение фронтовиков. Отличительные особенности были такими — чаще всего из крестьян или рабочих, выпивали, но в меру, курили практически все, очень рано вставали на работу и много работали, одевались скромно, одежда и обувь обновлялись редко, скромность считалась нормой и добродетелью, в том числе и в личных достижениях — награды носились не часто, выпячивать «смотрите, какой я молодец» считалось неприличным и осуждалось. Подраться, как метод разобраться между мужчинами, было практически нормой и никому в голову не приходило после обычной драки бежать в травмопункт снимать побои и подавать в суд, что бы хоть так отомстить победителю — если проиграл в драке, то и ладно. За слова часто можно было ответить потерей зубов, поэтому, ругань и клевета были редкостью.

Затем поколение моих родителей, «детей войны» — они пережили трудное голодное послевоенное время, поэтому, нацеленность на образование и успех были сильными. Они уже, чаще всего, городские жители — или родились в городе или выросли. Курили и выпивали так же, как их родители, учились очень много, часто совмещали с работой, поэтому, свободное время было роскошью, зато компенсировалось нарядами, сильным улучшением внешнего вида, многие повально сами себе шили и вязали, а мой отец даже ботинки себе и отцу своему делал, как хобби. Пока это поколение не въехало в дефицит начала 80-х (который, как я думаю, был во многом искусственным по вине спекулянтов и теневиков), моя мама и женская родня одевались очень модно и многообразно. Все слушали сквозь глушение радио «Свобода» и слепо верили в то, что на западе буквально все гораздо лучше. Однако, к социализму относились очень положительно. 

Прекрасно помню, когда приезжал наш канадский родственник, как не верилось, что в Канаде за воду из под крана надо платить и люди её сильно экономят, не принимая ванную, а по быстрому забегая в душ и даже закрывая там воду на период намыливания. Точно так же ужасались налогам и платной медицине. А как родственник поражался тому, что у нас не платят за воду и медицину! Кто бы мог подумать тогда, что мы доживем до таких сумм за коммунальные расходы.

Очень серьезно относились к комсомолу, хоть и поругивая комсомольских карьеристов, однако в стройотряды ехали самозабвенно, работали до одури, строили народные стройки все летние каникулы. В КПСС вступить было очень непросто — сначала кандидатский стаж и только потом, тщательно пропесочивая принимали в члены. Через партийные органы зарвавшегося чиновника можно было крупно нагнуть или вообще снять с должности.

Мое поколение застало пионерию (самый честный и интересный период в детстве — мы верили в Павку Корчагина, молодогвардейцев, и с энтузиазмом отдавались субботникам и сбору металлолома), уже практически не верили в комсомол, т.к. комсомольские начальники уже были номенклатурой и фальшь видно было невооруженным глазом, это была одна из причин развала СССР, я уверен. Отлично помню, как комсомольская общественная организация превратилась в обязанность и обузу, с каким презрением мы смотрели на лицемерных комсомольских начальников. Я в это время еще берег в душе образ Корчагина и пытался бороться, но бестолку — эти начальники только как то жалостливо на меня смотрели, а одна даже в доверительной беседе мне пыталась втолковать «не дури, не мешай людям, а то проблемы получишь», но я уже ушел в армию, где стал комсоргом роты.

И тут рухнул СССР, а вместе с этим на мое поколение свалились несколько войн и чудовищная разруха и голод. Мои родители, пока я бегал с автоматом, собирали окурки и продавали в трехлитровой банке, мама плакала, не зная на что купить серые дешевые макароны, т.к. на мясо у моей семья денег не было, а на улице ездили братки и запросто хватали понравившихся девчонок. Это не преувеличение — в Москве в 90-е для девушки стать жертвой изнасилования бандитов было очень просто, преступность и тотальная перепродажа всего захлестнула все.

Очень немногие устроились тогда в новой жизни — продажные журналисты (Шендерович, Латынина и проч.), карьеристы-комсомольцы (Ходорковский и т.п.), спекулянты и бандиты с депутатами. Милиция тогда отличалась от бандитов только формой и официальной зарплатой…

А мое поколение в ужасе и отчаянье выживало как могли. Многие сгинули, были убиты, бежали из страны, разорились, продались, спились или умерли от наркомании… но дожили до миллениума и, как ни удивительно, предсказания апокалипсиса не сбылись, зато сбылись предсказания о восстановлении жизни, бандитов перебили, полицию сильно за много лет перетрясли и в крупных городах там более менее стало прилично, «оборотней в погонах» пересажали (одного я даже знал до ареста)…

Я среднее поколение, в шрамах, недоверчивое и ожесточенное и пока Старшее поколение не ушло я буду средним.

И пока меня молодое поколение больше радует, чем огорчает, хотя поводов возмутиться или просто поворчать у меня хватает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *